anuskin (anuskin) wrote,
anuskin
anuskin

Category:

Латышские каратели на Нижегородчине. За что боролись на то и напоролись



В годы Первой мировой войны Нижегородскую губернию наводнили беженцы и переселнцы из прифронтовых губерний. Латышей также приехало немало. В основном это был персонал заводов, эвакуированных из Риги и Петрограда.
На заводах «Новая Этна», «Фельзер», Охтинском взрывчатых вещенств и ряде других работали в основном латыши. Вместе с семьями они составили после 1915 года значительную прослойку населения Канавина, Растяпина и других промышленных районов.
После февральского переворота большевики бросили туда крупные агитационные силы. Среди латышской молодежи идеи классовой борьбы против русской буржуазии находили живой отклик. Большевики готовились к вооруженному путчу и интернационалисты, прежде всего латышский пролетариат, должны были стать ударной частью красной гвардии.
Так и произошло. Латыши преобладали среди красногвардейцев Канавина, Растяпина, Молитовки. Один из отрядов во главе с Яковом Воробьевым разоружал 28 октября юнкеров в бывшем здании Нижегородской семинарии - последнем оплоте Временного правительства.


Те же формирования составили особый отряд боевиков Нижегородского военно-революционного штаба, а с марта 1918 года - «летучий» боевой отряд Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией при Нижегородском Совдепе. Возглавил его 27-летний уроженец Курляндии Кристап Буссе. Вскоре он станет правой рукой председателя Нижегородской ЧК, выходца из городка Василькова Киевской губернии Абрама-Якова Зусева Воробьева, в прошлом боевика "Бунда" и лидера боевой группы анархо-коммунистов, проводившей эксы в Белой Церкви и других городах. Буссе станет заведующим секретно-оперативным отделом комиссии, членом ее коллегии НГЧК.


В горячие лето и осень 1918-го этот отряд латышей разрастется до полутысячи бойцов. Составив вместе с отрядами в при уездных комиссиях батальон Корпуса войск ВЧК численностью в 1065 человек, с пулеметными и кавалерийскими командами, он будет действовать как пожарная команда, выезжая на подавление крестьянских волнений и мятежей, вспыхивавших то здесь, то там, на почве недовольства продразверсткой и принудительной мобилизацией в армию Троцкого, произволом и грабежами комбедов, продотрядов и чрезвычаек, пьянством сов- и партчиновников и общей неприязни к большевикам.


Так случилось во время майских беспорядков в селе Богородском, куда отряд латышей прибыл на пароходе. Мятеж в Городце, вспыхнувший в июне, также подавлял нижегородский отряд во главе с членом коллегии ГЧК Львом Розенблюмом. Когда в селе Паново Арзамасского уезда начались протесты против мобилизации, туда из Понетаевского монастыря прибыл отряд латышских стрелков.


Ну, а в самом Арзамасе, после переезда туда в августе из Свияжска штаба Восточного фронта, латышская или ломаная русская речь стала повседневностью. Для охраны штаба туда перебросили знаменитый 5-й Земгальский латышский полк, сильно потрепанный в боях под Казанью. Прифронтовую ЧК возглавил Мартын Лацис - левая рука Дзержинского. Одно его имя, не говоря уж о лексике расстрельных приказов, наводило ужас.


Как пишет иеромонах Дамаскин в книге о новомучениках XX века, большинство в карательном отряде некоего В.И. Гарина, учинившем массовый террор в Курмышском уезде, также составляли латыши. Террор был развязан после неудавшегося белогвардейского переворота, при котором в стычках погибло несколько коммунистов. Каратели же за несколько месяцев расстреляли до 1000 крестьян. Другой массовый расстрел, в татарской деревне Семеновке в январе 1919 года, возглавлял председатель Сергачской ЧК латыш Николай Михельсон.


Основной кадр аппарата Нижегородской ЧК также составили латыши. В архивно-следственных делах 1918 года, хранящихся в Центральном архиве Нижегородской области, мы найдем множество латышских фамилий. Комиссаров, следователей, комендантов, сотрудников мест заключения.


Высокие посты занимали уроженец Виндавы Антон Лелапш, братья Ян и Роберт Шепте. Николай Карре состоял зампредом губчека, а его брат Карл - комиссаром, Василий Мовчан сначала организовал Растяпинскую ЧК, а затем возглавил иногородний отдел в губернской. Из 11 членов колегии ЧК в октябре 1918 г. по пеньшей мере шесть были латыши: Буссе, Мовчан, Криппен, Осман, Лелапш, Ансон. Немало латышей было в органах Губревтрибунала, военных комиссариатах.

В промышленном селе Богородском Павловского уезда после 1917 г. подвизались Юргенс А.Ю. Бренцис Я.Х. Оба погибли во время протестов рабочих против голода 24.5.1918, вылившихся в массовые беспорядки (Юргенс открыл пальбу по толпе, далее - понятно...).

В Лыскове в 1918-м уполномоченным Губчека был Жан Дрейбант. Балахнинскую ЧК с января 1919 г. возглавил Карл Бауман.

Но в основном латыши группировались в Нижнем. В начале 1919 г. в губернии их было всего около 8000, латышская секция РКПб насчитывала только в Нижнем 100 человек в горрайкоме и 120 - в канавинском райкоме. Это был актив. Возглявлял секцию некий Я.Я. Муценек. Служили латыши в ЧК, губревтрибунале и т.п. Следственную комиссию трибунала возглавлял Август Поднек, а его брат Альфред был во главе ГубЮста.

Еще одна крупная фигура в Губчека - Петр Маркус. Он и на восточном фронте побольшевичил, где Лацис просто залил кровью Арзамасский и соседние уезды. Потом в НижЧК стал помощником зав. особым отделом, но вскоре из-за конфликта с начальником, Р. Штромбергом (еще один обер-чекист), переведен в транспортную ЧК. В водной Губчека служила и жена Маркуса Елизавета Мартыновна, заведовавшая там столом розыска. Вообще, тема семейственности в НижЧека отдельная. К примеру, жена Воробьева, Роза Гриншпун, состояла при муже зав. хранилищем, куда с первых дней существования ведомства террора стекалось громадное количество конфискованного при обысках и арестах - золотых и серебряных монет и вещей, царских золотых орденов, одежды, наградного оружия и т.п.

По-своему яркой можно считать палаческую судьбу Антона Лелапша. Уроженец Виндавы. Образование начальное. В 1914 рядовой 4-го Латышского батальона, откуда дезертировал и бежал в англию. В 1917 г. вернулся в россию, отсидел три недели в тюрьме при Керенском и подался в красную гвардию Ленина-Троцкого, где хорошо платили и кормили. Участник захвата Зимнего, потом сотрудник ПетроЧека. В конце года перебрался к землякам в Нижний, где быстро пошел вверх в местной Чрезвычайке: комиссар, зав. секретно-оперативным отделом, , член коллегии, комендант. В 1937-м управляющий ломбардом, арестован, расстрелян.

Или другой чекист - А.Я. Вилит. В коллегии Губчека от 1919 г. он зав. юротделом (следователи). В латышской секции тоже не последний человек. Куда сгинул потом - неизвестно.

Неясна и судьба Яна Криппена, одного из организаторов канавинской ЧК, затем члена коллегии ЧК губернской - зав. отделом спекуляций. В 1919 г. он зав. губмилицией. В Книге памяти среди невинно убиенных Сталиным лытышских кромешнков его нет.

Еще из видных нижегородских чекистов периода красного террора назовем:
Кнорре, Кривень, Юлий Берзин, Ян Барр был комендантом губчека, Карл Баллод - боевком летучего отряда, потом уполномоченным в уездах. Курмышское восстание вместе с Карлом Грасисом (пред. Казанской ЧК) подавлял некто Браман (Брамман). Тоже латыш?

В критический момент, когда В.О. Каппель взял Казань, в помощь Янкелю Воробьеву в Нижний был прислан Карл Карлсон (не путать с мужчиной в рассвете лет).

В Арзамасе в 1918-1919 гг. военкомом был Петр Зутис из печально-знаменитого 5-го Земгальского полка, он же возглавлял спецчасть особого отдела Восточного фронта (заградотряд?).

Интересен список уполномоченных Губчека в уездах осенью 1919 года. Из 13 уполномоченных очевидных интернационалстов, судя по фамилиям, - 9. Из них, похоже, латыши в:
Ардатовском - Рери,
Арзамасском - Грубе,
Балахнинском - Бойтман,
Воскресенском - Ласс,
Макарьевском - Благовещун Генрих,
Нижегородском - уже упомянутый Жан Дрейбант,
Растяпнском районе - Линин.
Семеновском - Кребс.

После 1920, когда был заключен мирный договор с Латвией, ряды красных стрелков и отчасти чекистов поредели. Многе устремились к родным пенатам, мигом забыв про классовую борьбу. Историк Н.А. Нефедов пишет, что перед высадкой из эшелонов, стрелки срывали с фуражек красные звезды. У ленинских янычар начиналась новая жизнь.

В числе репатриантов можно встретить неожиданные имена. Например, "легендарного" Яна Грегорса, командира того же Земгальского полка - красы РККА, спасавшего Ленина с Троцким и на Восточном фронте, и при наступлении Юденича. Это Грегорс в Арзамасе получал из рук Вацетиса в августе 1918 г. наградное Красное знамя за храбрость в боях под казанью. За Юденча -второе знамя. В Латвии он стал айзаргом, но немцам в оккупацию служил видимо хуже, и они его в 1944-м расстреляли.

Иной путь выбрал Николай Карр, один из самых крупных нижегородских чекстов. В 1918-м он был чрезвычайный комиссар в Канавине, заместитель Штромберга по местной ЧК. А два года спустя также ринулся в Латвию, но в качестве шпиона коминтерна (разведупра ВЧК), был там схвачен, сидел в тюрьме, но в итоге обменян на кого-то в 1923 г. Руководил в Нижнем парткомом, заводом Воробьева, кондитерской фабрикой. Но сталинских чисток также не миновал.

Первый звонок прозвенел в начале 1930-х, когда ОГПУ арестовало Иоганна Бредиса, который в 1918-м вел дело протоиерея Алексея Порфирьева. Арестован был Карл Баллод, бывший боевик Чека. Но поистине роковым для бывших красных стрелков стал 1938 год, когда были казнены практически все, кто защищал советскую власть при Ленине.

Приведем лишь некоторые примеры из книги "Забвению не подлежит", изданной в Нижнем Новгороде в 1993 - 1994 гг.

Приговорены к смертной казни бывшие красные стрелки из Латдивизии и отдельных частей, кресногвардейцы, чекисты: Ян Аппенит, Карл Баллод, Ян Лоруп (боец заградотряда губпродкома), Ян Мергин, Ян Муценек, Фридрих Розенбу, Франц Аншон, Жан Аудзит, Ян Барр (комендант губЧека), Иоганн Беккер, Мартин Вайце, Карл Вестерман, Ян Винтер, Ян Джинджа, Р. Зарин, Н. Ирклис, братья Карл и Николай Карре, А. Клавс (боевик Губчека, участник террора в Крыму), К. Клуцис. А. Краузе, А. Кребс, Н. Кронит, Г. Лейман (сотрудник губвоенкомата, в 1920-е - нач. Нижгуботдела ОГПУ), М. Луцин, Я. Пауль, Ян Петерсон (красногвардеец, комиссар ЧК), братья Август и Альфред Поднек, Э. Рейнберг (зав. тюрьмой Губчека), Я. Розит (боец нижегор. батальона Губчека), братья Георг и Жан Таурин, братья Роберт (первый комендант Губчека) и Ян Шепте. Полный список займет много страниц.

Кристап Буссе в 1920-е годы был председателем губернской контрольной комиссии и членом ЦКК ВКП(б), затем возглавил контрольную парткомиссию в Иванове. Делегат всех съездов партии с 1924 по 1934 гг. В 1937 году мы находим его директором завода "Красный Октябрь" в Харькове. Здесь и последовал арест. Не дожидаясь развязки, бывший член коллегии Нижегородской Губчека покончил с собой в тюремной камере.

Являлись ли к Кристапу Буссе тени умученных, убиенных им или при его участии русских интеллигентов, священников, крестьян Сергачского или Васильского уездов, рабочих-кожевенников из села Богородского, мастеровых или инженеров Сормовского завода, городовых из Арзамаса или Кремлевской части Нижнего Новгорода, мелких торговцев из Городца или Канавина, всех, кого буссово начальство, перед тем, как убить, в пароксизме ненависти и кровожадности, заклеймило "кулаками", "буржуазией" или просто "контрреволюционерами"? Блудный сын латышского народа унес эту тайну с собой.
Subscribe

  • Дневной кинозал

    Осенью 1945 года в обезлюдевшее селение пробирается бывший фронтовик Умар Бадалов. Он честно выполнил свой воинский долг, теперь его комиссовали и…

  • ОЧИЩЕНИЕ. 1937

    Мятеж белорусской элиты против народа. Лукашенко предстоит очистительная резня элиты или смерть государства. Пусть Лукашенко хранит Творец и вся…

  • У бывшего снабженца ФСБ и его жены нашли 385 счетов за рубежом и в России

    Не храните деньги в десятках банков. Как стало известно «Ъ», у семьи бывших сотрудников ФСБ Кулюкиных Генпрокуратура обнаружила 385 счетов в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments