anuskin (anuskin) wrote,
anuskin
anuskin

Category:

Гомосексуализм глазами контрразведки



Основы оперативной работы с гомосексуалистической агентурой.

Настоящий раздел интересен оперу и медикам. Изложенная выше и ниже информация — не секретная, а открытая, для печати. Монографию, а также настоящие комментарии к ней активнее всех будут читать и распространять «по своим» сами гомосексуалисты. Это всем понятно. И им, и нам. Обществу от этого вреда не будет, а будет только польза. Значительная польза. В том числе польза и самим гомосексуалистам.

«Начинающие» гомосексуалисты, прочитав эти строки про «изгибы прямой кишки» и увечье мозга, начнут как огня остерегаться продолжения процесса втягивания себя в гомосексуализм. Они поймут, что на этой скользкой дорожке надо немедленно остановиться.
Те, кто уже втянулся в гомосексуализм, будут знать, что это не болезнь, а увечье мозга и «лечиться» бесполезно, как бесполезно лечить ампутированную ногу. Они поймут, что надо учиться жить как психический полу-инвалид среди нормальных людей.
А нормальные молодые люди, прочитав про «изгибы прямой кишки», крепко задумаются и станут тщательнее оберегать себя и своё потомство от гомосексуализма: повторяю: «Не пей, братец Иванушка, воду из копытца, козлёночком станешь!».
Но люди есть люди. Не все поймут вышеприведённые три абзаца, да и монографию в целом — тоже. Среди людей есть достаточно много особей с врождёнными злобными чертами характера. Поэтому нашему государству придётся восстановить уголовную ответственность за мужеложство, что бы там за бугром ни говорили княжны «Марии фон Мегерини».
Ну и последнее. Аллен Даллес опасался не только гомосексуалистов, но и лесбиянок (см. выше). По лесбиянкам ничего не знаю, могу лишь предполагать, что у них с гомосексуалистами много общего, так сказать, зеркального. И в смысле их уязвимости для вербовки врагом, и в смысле организованности, сплочённости, конспиративности и анти-патриотичности. Суть та же — шизофрения, но в более легкой форме.
И для мужчины, и для женщины не существует на свете более сильного компрометирующего материала, чем гомосексуализм или лесбиянство. И сила этого компрометирующего материала практически на всех континентах Земли одинакова. И где есть княжны «фон Мегерини», и где их нет. И где есть уголовная статья, и где её нет.
Итак, работа с помощниками — это работа с помощью гомосексуалистов для уменьшения числа гомосексуалистов в нашем обществе. Это работа с помощью гомосексуалистов против стран главного противника России.
Это морально-угнетающая и необычная оперативная деятельность в контрразведке, которую не освоишь за год-два. Результаты могут появиться через 3–5 лет, если опер работает по этой линии в регионе в одиночку. Если это группа оперов, то результата можно ждать скорее.
Что касается внешней разведки России, то разведчику-линейщику надо знать всё по этой линии, чем располагает контрразведка России. И иметь помощников-опознавателей для выявления гомосексуалистов-иностранцев в дипломатическом корпусе иностранных посольств в России, а также за рубежом на объектах разведывательных устремлений России: министерства обороны, спецслужбы, «закрытые» НИИ и т. д. и т. п.
Не каждый опер согласится на такую специфическую многолетнюю работу. Не каждый опер подойдёт по культурному и образовательному уровню. Если опер шмыгает носом, икает или отхаркивается, если он не знает, кто такой Ван Гог, то работы не получится.
На эту работу опером надо ставить не молодого сотрудника, а опера, ранее хорошо себя проявившего в течение лет пяти в работе с обычными помощниками из числа нормальных людей.
Такому оперу надо твёрдо знать, что настоящий опер никогда не позволит себе как с дешёвой шлюхой разговаривать даже с самой дешёвой шлюхой.
Если на место опера попадёт опер-гомосексуалист, то дело пропало. Если начальником у опера окажется начальник-гомосексуалист, то всё дело пропало. «Пропуск» на место опера и начальников — эндоскоп.
Прежде, чем приобрести помощника, оперу надо с ним познакомиться. Общепринятые способы не подходят и загубят всё мероприятие.
Знакомиться с гомосексуалистом можно при «случайной» встрече в кафе, на улице и пр. Но это не надёжно, т. к. кандидат сразу увидит, что опер не «свой», а «чужой» и не пойдёт на контакт, прекратит общение. Лучше оперу договориться с гомосексуалистом о встрече по телефону так, как это делают сами гомосексуалисты в своей обыденной жизни при установлении гомо-контактов. Правильно проведённый первый телефонный разговор во многом определит успех.
Пример. Комплимент. Мужик стоит в долгой очереди среди женщин в магазине. Кто-то с кем-то уже разговорился. Кому-то надо отлучиться из очереди, но чтобы кто-то посторожил его место. Если мужик, имея в виду отлучиться, проявит к женщине интерес, скажет ей пару комплиментов, то она станет усердно сторожить его место, узнает его ещё издали и позовёт занять своё место в очереди. Примерно то же самое и с гомосексуалистом, когда опер делает ему первый телефонный звонок. Этот звонок — по существу — комплимент.
В телефонном разговоре с гомосексуалистом опер должен длинно, долго, театрально и двусмысленно «прикинуться за своего» и этим заинтересовать и заинтриговать гомосексуалиста. Не представляясь своей должностью и местом работы, представиться просто как некий «Эдуард» или «Валентин», сказать гомосексуалисту, что его — гомосексуалиста — оперу показали на улице какие-то общие знакомые и что гомосексуалист понравился оперу ростом, осанкой, телосложением, цветом волос, бровями, лицом и пр. (Это и есть суть комплимента гомосексуалисту от опера). Что от знакомых опер узнал номер телефона гомосексуалиста и вот теперь звонит, чтобы договориться о встрече.
В жизни и практике гомосексуалистов такой первый телефонный разговор длится 10–20 минут и более. Такие звонки почти все гомосексуалисты делают несколько раз в год и это для них — норма.
Если по каким-либо причинам первый телефонный разговор не удаётся провести до конца, то звонящий через день-два перезванивает вновь и так же длинно, долго, театрально, двусмысленно и липко вновь говорит, что «не спал всю ночь», «вспоминал голос-тембр-тенор» гомосексуалиста, что так мечтает о встрече с ним.
Первую личную встречу с гомосексуалистом оперу надо проводить на не слишком оживлённых центральных улицах города. В первые же минуты встречи гомосексуалист поймёт, что опер не «свой», а «чужой». Но, помня слова и «повадки» опера из телефонного разговора, гомосексуалист подумает, что опер, возможно, «начинающий» гомосексуалист или просто мужик со склонностями к гомосексуализму. В любом случае гомосексуалист сразу прерывать общение не станет, а будет с интересом ждать, что будет дальше.
Тут опер должен показать служебное удостоверение и сообщить, что его интересует оценка собеседником какого-то события (косвенно связанного с Плешкой). Или оценка кое-кого из лиц в окружении собеседника по месту жительства, работы или местам посещения.
В первую и во всех последующих встречах с помощником опер должен надевать и носить «маску», которая бы скрывала самцовые повадки опера-мужика и помогала бы оперу, т. е. не отталкивала бы гомосексуалиста от опера-мужика. Если гомосексуалист почувствует, что опер осуждает гомосексуализм, презирает и оскорбляется гомосексуалистами — сотрудничать не станет.
«Маска» должна быть не только на лице, но и в манерах поведения и в речи опера. Как оперу изготовить для себя «маску»? Дело это индивидуальное и штучное. «Маска» — это понимание гомосексуалистов, сопереживание им, уважение их интеллектуальных особенностей, восхищение их типом и процессом мышления. «Маска» — это некоторая театральность манер поведения опера, манерность речевых оборотов, придыхания и театральность дикции. Образцом для маски могут служить мимика, голос, манера разговора и поведения телеведущего Б. Ко__________. Или типажи Ма______, Бр_____, Га_____, Ки_______, Ба_____. Если изготовить «маску» с типажа Б. Моисеева, то оперу-мужику надевать и носить её будет просто невозможно.
Примечание. Есть помощники, которых я знаю уже 35 лет. С такими «маска» мне уже почти не нужна. Почти. Но в первые годы работы с ними без «маски» я к ним на встречи никогда не ходил.
Иными словами, «маска» — это супер. воспитанность опера, театральность, утончённость и вежливость до слащавости. «Маска» — это выражать мысль не по существу, не конкретно, не чёрно-бело, а округло, как бы с намёком. Избегать слов, неприятных для гомосексуалистов: гомосексуалисты, педофилы, педерасты, гомики, педики и пр. Изъясняться нужно словами из лексикона гомосексуалистов: «он — член сообщества, наш человек, человек Плешки, человек рулетки, наша девушка, девка, зазноба, пидовка (возлюбленная), прошмандовка, манда и потаскуха (неверная возлюбленная)».
Общее требование в работе с помощниками — следовать правилам детской игры: «Чёрного и белого не выбирать, да и нет не говорить» (см. интернет). Суть этой игры отражает тип и процесс мышления «набекрень» у гомосексуалистов. Если следовать правилам этой игры и, так сказать, встроиться в тип и процесс мышления гомосексуалистов, то обычная встреча опера с помощником идёт долго. 2–3 часа. Если не следовать этим требованиям, то работы не получится.
То, что гомосексуалисты отличаются от мужиков типом и процессом мышления, они сами не осознают. Но если они сталкиваются с ярким примером типа мышления мужика, то проявляют к такому мужику негативное отношение, внутренне начинают считать его грубым мужланом и солдафоном, стараются прервать общение с ним.
Тип и процесс мышления гомосексуалистов проявляется в их речи: в округлости, в завуалированности мысли, в стремлении говорить ни о чём, не по существу, в многословии, в голословности, в упорном нежелании подкреплять свои слова логикой, фактами или какими-либо доказательствами. При ответах гомосексуалиста на простой и конкретный вопрос у слушателя часто появляется недоумение или просто желание рассмеяться из-за нелепости, детскости, глупости и противоречивости ответа. Часто гомосексуалист не видит причинно-следственной связи.
Пример. Вопрос журналиста к высокопоставленному аппаратчику (сановному гомосексуалисту): «Ваши подчинённые длительное время крали большие пироги у государства и Вы не могли не догадываться об этом. Как бы Вы могли это объяснить?» Ответ: «Я должен был затаиться, я не хотел их спугнуть». Вопрос. «Почему Вы не заявили об этих кражах в ФСБ?» Ответ. «Повторяю, я должен был затаиться, чтобы их не спугнуть». (??).
Оперу надо всегда иметь в виду, что каждый помощник — гомосексуалист склонен к истерии. Он может с криками вскочить и разорвать в клочки собственноручно написанный им документ, громко кричать и ругаться. 1–3 минуты. Успокаивать не надо, станет только громче и дольше кричать. Когда истерика пройдёт, надо терпеливо продолжать работу. Такая уж у гомосексуалистов психическая норма.
Не каждый помощник работает активно, изобретательно и азартно. На пять-семь информаторов-наблюдателей — один разработчик, способный к внедрению.
Никто из помощников не работает полностью искренне. Каждый что-то утаивает от опера. Даже, если спросишь, может не сказать, утаить. Если мягко, иносказательно, «по-женски» «прижмёшь» его фактами, объяснит нелепицей как неразумный ребенок. (См. пример выше).
Если помощник-информатор-наблюдатель решит с помощью опера свести счёты или отомстить кому-то из «своих» (как правило — «неверной пидовке»), то он тут же превращается в инициативного и смекалистого помощника-разработчика.
Основа сотрудничества гомосексуалиста с опером — ни в коем случае не идейно-патриотическая. Если опер попытается в процессе уже успешного сотрудничества усилить у помощника идейно-патриотическую основу, то помощник будет потерян: он либо вовсе откажется от сотрудничества, либо станет неискренним. Основа сотрудничества помощника — это заинтересованность и азарт.
Заинтересованность. Опер может помочь в продвижении помощника по службе, дать толковый совет в кризисной ситуации, вытянуть помощника из беды. Опер имеет связи в правоохранительных органах и может дать помощнику такую информацию, какую сам помощник нигде никогда не получит. С помощью опера помощник может свести счёты с кем-то из «своих», может «выйти замуж» за сановного гомосексуалиста и пр.
Азарт. Помощника надо подбирать из числа общительных гомосексуалистов. Из заводил, лидеров и организаторов на Плешке. Азартные склонности гомосексуалиста надо высоко оценить с первых встреч и развивать их в последующем. Азарт — это суметь. Суметь познакомиться, суметь вовремя найти нужное слово, суметь сказать или суметь воздержаться, чтобы не сказать, и т. д.

Сотрудничество с опером для гомосексуалиста — это жить тройной жизнью. Первая — это жизнь человека. Вторая — это жизнь гомосексуалиста, скрытая от всех «чужих». Третья — это азартная, тайная жизнь помощника, «ведающего то, что другим не ведомо». Неведомо ни «своим», ни «чужим».

Азарт, к примеру, это по заданию и с помощью опера суметь внедриться в микро-группу гомосексуалистов, проворачивающих незаконные дела. Это суметь с помощью опера подставиться на вербовку иностранному гомосексуалисту, связанному с ЦРУ, и суметь вскрыть его разведывательные устремления.

Встречи с помощником оперу следует проводить в автомобиле или за городом вне помещения. Если в помещении, то каждый раз — в другом, т. к. всегда есть серьёзная опасность того, что помощник сговорится с «подружками» по Плешке и Плешка начнёт выслеживать всех помощников опера.

Работу помощника на Плешке надо контролировать через двух-трёх других помощников. Разумеется, не засвечивая их друг перед другом. Если в каком-то эпизоде опер уяснит, что помощник ему явно врёт, то опер может лишь тонко дать понять, что дело это, вероятно, было не совсем так, как говорит помощник. Помощника надо всегда хвалить. Хвалить как ребёнка, учитывая его ненормальную психическую норму. Даже, если есть за что сильно поругать, надо всегда хвалить. Отругал один раз, разумеется в доброжелательной и мягкой форме, потерял помощника. Гомосексуалист помнит обиды и псевдо-обиды пожизненно. Помнит и всегда мстит.
Внимание. Не следует добиваться того, чтобы помощник признался оперу, что он — гомосексуалист. По крайней мере — на первых порах. Этим опер загубит всё дело. В этом вопросе оперу надо вести себя «по умолчанию». А в последующем помощник сам расскажет о себе многое. И с удовольствием возьмёт на себя роль учителя: начнёт давать оперу советы, как надо работать по гомосексуалистам, просвещать опера по повадкам и пр. Тут только слушай, удивляйся и благодари.
Примечания:
1). Упоминаемые в монографии помощники имели гомосексуальный стаж от 10 до 40 лет. Гомосексуальный стаж 1–3 года ещё не позволяет гомосексуалисту «заматереть». Устанавливать с такими «начинающими» гомосексуалистами оперативный контакт для использования их в качестве помощников бесполезно: то и дело они будут впадать в ступор или истерику, делать непонимающий вид, упорствовать, упрямствовать, врать до изнеможения, что не знают ни одного гомосексуалиста, отказываться от поручений или отыскивать причины для невыполнения заданий.
2). По национальности попадавшие в поле моего зрения (записанные в две амбарные книги-досье) гомосексуалисты были русскими, украинцами, татарами, чувашами, мордвой, евреями. Корейцев, казахов и немцев не было, что можно объяснить малочисленностью лиц этой национальности на территории Саратовской области и проживанием их на селе.
3). Национального различия гомосексуалисты не чувствуют. Став гомосексуалистом, человек теряет чувство своей собственной национальной идентичности, т. е. перестаёт ощущать себя человеком той национальности, представителем которой он был до того, как стал гомосексуалистом. Это же происходит и с расовым различием, и с вероисповеданием. И с таким простым и ясным для всех нас понятием, как соотечественник. В понятии гомосексуалистов соотечественник — это гомосексуалист, т. е. «свой». Будь то российский гомосексуалист или гомосексуалист-иностранец. Даже если гомосексуалист-иностранец прибыл из стана внешнего заграничного врага, то российский гомосексуалист будет считать его соотечественником, т. е. «своим». Российский гомосексуалист скорее доверится гомосексуалисту-иностранцу, чем отечественному мужику(!). Отечественный мужик для гомосексуалиста всегда «чужой». Это касается не только российских гомосексуалистов, но и гомосексуалистов всего мира: в любой стране мужик для гомосексуалиста — «чужой». (Для справки: к женщинам гомосексуалисты относятся не так отчуждённо, как к мужикам. И сами женщины спокойнее, чем мужики, относятся к гомосексуалистам. До тех пор, пока сына или внука женщины «не испортит» какой-нибудь гомосексуалист.)
Иными словами, гомосексуализм — это и национальность, и раса, и вероисповедание. Иначе говоря, гомосексуалисты — это люди, являющиеся: по национальности — под названием «гомосексуалисты», по расе — под названием «гомосексуалисты», по вероисповеданию — под названием «гомосексуалисты». Это можно понять обычной человеческой головой, если учесть, что гомосексуалисты — это психически-ненормальные люди и всё восприятие ими окружающей действительности идёт не через нормальную голову, а через их «озабоченные» гениталии и через их психически-изувеченные мозги.
Трудно сказать, каким словом ЭТО можно назвать: космополитизм, люди мира (гомосексуального мира), аполитичность, анти-патриотичность или просто — увечье мозга. Но ЭТО именно ТО, что знал и чего обоснованно опасался Аллен Даллес в Берне (см. выше).
ЭТО именно ТО, что в работе по шпионажу приходится изучать особенно внимательно. К примеру, взаимоотношения помощника, «Тюльпана» и американца. «Тюльпан» и американец действуют как явные враги русского государства из-за денег, подарков, «симпатий», похоти, а американец ещё и из-за своей карьеры в США. Но как сделать так, чтобы помощник, находясь в компании вместе с американцем и «Тюльпаном», действовал не как враг, а как друг России? Это не просто, учитывая, что политических врагов и патриотизма у гомосексуалистов не бывает. На выручку тут приходят азарт и заинтересованность помощника, а не его политические или патриотические убеждения.

Примечание. За 20 лет работы в контрразведке ни я, ни мои коллеги ни разу не платили денег помощникам за работу. Так было повсеместно в СССР. Так было принято, т. е. платных помощников в КГБ не было.
Это, пожалуй, всё, что позволительно было изложить в этом не секретном, а открытом для печати формате.
Постскриптум
Почему в монографии утверждается, что всем сотрудникам КГБ надо прыгать из самолёта с парашютом? Ответ. Чтобы Родину крепче любить. Чтобы карьеристов было поменьше. Чтобы правды было побольше. Чтобы людская шелуха отшелушивалась. Чтобы думали прежде о Родине, а потом о себе.
Трудности и опасность закаляют человека. Психически-нормальный человек привыкает и закаляется душой и волей, становится нравственно чище, бескорыстнее, честнее. Гомосексуалисты все без исключения являются патологическими трусами, слабовольными и бесхарактерными людьми. Поэтому прыжков из самолёта с парашютом они не перенесут, а уяснив, что прыжки надо делать ежегодно и «увильнуть» нельзя, они сами «утекут» из КГБ и больше не появятся там.

Благодарю моих коллег-контрразведчиков за участие и помощь при написании настоящих комментариев. Одному мне раскрыть эту глубокую тему вряд ли бы удалось.

КОНЕЦ
2014–2016 гг. Россия, Саратов, подполковник КГБ Юрьев С. Е.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments